середа, 10 вересня 2014 р.

Теперь у нас нет другой жизни

Всю неделю я ездил. Ездил к Айдару, Днепру, Донбассу, ездил к 51 моторизированной и 26-й, ездил в главный штаб и за пределы нашей территории. Правый сектор, ураганы, ВВшники - постовики, территориальные батальоны, наглые беркута и голые пацаны на последних рубежах - я уже привык к ним всем. Нас узнают на блокпостах, а мы всегда рады видеть живыми тех, с кем познакомились неделей раньше. Теперь у нас нет другой жизни. Нет фильмов по вечерам, нет велопрогулок, есть только список нужд.

Уже не сильно страшно ездить по чужой территории, но ужасно больно слышать фразы - "его больше нет" "сегодня надцать двухсотых". Простые, открытые люди, лучшие из нас, складывают свои головы. Для нашего с вами счастья. За правду и честь.

У меня целые пачки фотографий. Мы передаем много всего, они очень рады, тепловизоры, рации, бинокли, мешки с одеждой... Но разве это может глобально что-то изменить? У меня складывается впечатление, что наша армия - всего лишь проект, чья-то кинопостановка. В наше время даже супермаркеты строятся за недели, тычячи IT-шников, способных написать любое ПО, сотни огромных заводов и фабрик, миллионы людей, а армия - голая и босая, с картами 64 года.

Чтоб было понятно, я не из тех, кто устал. Я не имею никакого морального права бросить лучших ребят. Вот только накапливаются вопросы, да и ответы находятся.

И что, скажите мне, неужели нельзя на уровне государства нашить формы по НАТОвским лекалам? Неужели GPS, это так дорого? или выгоднее, чтоб волонтеры выкупали гуманитарку с наценкой ? Скажите, а почему генералы, увешанные орденами, не смогли предвидеть котла под Иловайском, когда российская армия месяц как заняла и пристреляла все высоты? Почему "все те же на манеже"? Где обещанные реформы? Что с люстрацией случилось?

Все списывают на войну, которая тоже уже списана.

Господин Петро Порошенко, зря вы так. Война дает прекрасный опыт.


Валентин Бондаренко, волонтер "Вільних Людей", Харків